Белгород в XII — XVI вв

Белгородский край в истории Отечества занимает свое достойное и значительное место. На этой земле, у истоков Ворсклы и Северского Донца, Оскола и Тихой Сосны издавна жили восточные славяне. В X веке в верховьях Северского Донца пролегала восточная граница Киевской Руси, позже – южный рубеж Московского государства.

На протяжении многих столетий здесь проходила линия обороны Российского государства. А Бел Город, возникший на Белгородском городище на правом берегу Северского Донца на высокой Белой горе как маленькая крепость древнерусского государства, много веков (основан в конце X века) нес свою нелегкую ратную службу как город-крепость, город-страж и защитник земли русской.

Социально-политическое, духовное, материально-экономическое развитие Белгородского края – юго-восточной территории древнерусского государства – “дикого поля”, “окраины” Киевской Руси – превращало маленькую крепость на берегу Северского Донца в город-крепость на южном порубежье. Тревожное порубежье: каждый день начеку, настороже, наготове.

Возникновение и становление Бела Города по времени совпало с крещением Руси. Святое Белогорье, оказавшееся на пересечении географической, политической, нравственной и духовной границ между Русью и хазарами, печенегами и половцами, монголо-татарскими завоевателями, польско-литовскими и шведскими захватчиками, было основой формирования предметной среды, его культурного поля, тысячелетие питавшее православием многие поколения, формировало самобытный культурный внутренний мир, основанный на христианских ценностях

Сотни, тысячи раз кочевники всех мастей разоряли и опустошали города и поселения юго-восточного порубежья древнерусского государства. И каждый раз князьям с их дружинами приходилось отражать вражеские набеги. В 1169 г. половцы дважды были разбиты северскими князьями на территории современных Белгородской и Курской областей. В 1174 году Новгород-Северский князь Игорь разбил отряды половцев, возвращавшихся после грабежа, вернув награбленное и пленников. А в 1183 году Игорь Святославич предпринял вместе с братом Всеволодом удачный поход на половецкие становища по реке Мерлу, недалеко от города Донца (близ современного г.Харькова).

Северский князь Игорь Святославич 23 апреля 1185 г. с дружиной выступил с Курским князем Всеволодом против коварных половцев по водоразделу между реками Северским Донцом и Осколом. По утверждению профессора Института Археологии Академии Наук Плетневой С.А., войско князя Игоря Святославича двигалось из Путивля к месту битвы с половцами по территории Белгородско-Курского края, и княжеское войско совершило в начале мая 1185 г. двухдневную остановку в пограничной крепости Холок (ныне с. Холки Чернянского района), чтобы дождаться и встретиться со своим братом – Трубчевским и Курским князем Всеволодом, который спешил к нему из Курска.

Поход был неудачным и кончился гибелью русского войска. Он стал главным сюжетом “Слова о полку Игореве”.

Орды хана Батыя в 1239 году до основания разорили и разграбили Бел город. Многие русские поселения нашего края были стерты с лица земли, в том числе и древнерусский город – названия которого мы не знаем – располагавшийся на высоком правом берегу реки Корень (вблизи современного с. Крапивное Шебекинского района), о котором сведений в древнерусских летописях нет (относился к Курскому уделу Черниговского княжества, а затем к Новгород-Северскому уделу Черниговского княжества, а затем к Новгород-Северскому княжеству). Вместе с Белгородом они были самыми крайними на юго-востоке Руси и охраняли ее границы от кочевников.

А в XIV веке верховья Северского Донца были захвачены Великим княжеством Литовским. Граница Литовского княжества проходили восточнее Курска по прямой линии с севера на юг, включая Бел Город, и поворачивали на запад по Ворскле, совпадая с ее течением.

В 1480 году монголо-татарское иго было свергнуто. Но остатки орд образовали на юге Крымское ханство. Между Русью и Крымом лежала безлюдная степь. Сюда, в пределы русской земли, ежегодно вторгались отряды крымских и ногайских татар для грабежа и захвата пленных (“ясырь”), сбывая живой товар не невольничьих рынках Крыма и Турции. Татары рассматривали “дикое поле” как неистощимый источник “ясыря” – пленных. Женщин угоняли в неволю, молодых продавали в гарем; мужчин обращали в галерных гребцов или продавали.

Источник: gorodbelgorod.narod.ru

Запись опубликована в рубрике История с тэгами . Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.